Корреспондент «Парламентской газеты» Ольга Волкова родилась 25 лет назад – в год, когда по­явился российскй парламент
Почему коробейники
мешали работать
депутатам


Один из старейшин Госдумы рассказал, насколько изменился парламент за 25 лет.

Как работалось депутатам в первом созыве, из-за чего в думской столовой поначалу был дефицит продуктов, а депутатам иногда приходилось работать без мебели? «Исторический ликбез» ровеснице Государственной Думы новой России провёл депутат всех семи созывов, глава Комитета палаты по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов.


– Мне 25 лет, и я никогда не жила в СССР, а потому про советский парламент я знаю только по учебнику истории. Вы стали народным депутатом РСФСР в 1990 году, как тогда проходили дни народных избранников?

– Во время съезда Верховного Совета РСФСР я состоял в аграрной депутатской группе. Заседания проходили в Белом доме, где ныне располагается Правительство, а съезды – в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца. Будучи высшим органом государственной власти в стране, съезд мог поставить в повестку дня любой острый вопрос и задать вопросы любому министру или официальному лицу из Правительства. Проживали мы в номерах гостиницы «Россия». Обедали на втором этаже, но кормили в те годы нас из рук вон плохо. Например, мы – депутаты от Новосибирской области – привозили с собой всё, что было дома: копчёное мясо, сало и мёд.

– Октябрь 1993 года стал, по сути, переломным моментом: Верховный Совет был распущен при помощи танков, чтобы затем сформировать парламент нового типа. Почему вы решили принять участие в выборах депутатов Госдумы первого созыва?

– В дни противостояния президента Бориса Ельцина и Верховного Совета я руководил второй частью десятого внеочередного съезда в Краснопресненском райсовете. Я увёл туда 169 депутатов и 250 работников аппарата. После того как всё закончилось, мне было тягостно находиться в Москве. Помню, когда я вернулся домой, ко мне приехали два директора предприятий и председатель обкома профсоюзов Новосибирска и я им прямо сказал, что сыт по горло, что у меня работа, нужно кормить семью. А они мне ответили: «Николай Михайлович, если не ты, то кто?». Ситуация тогда была, конечно, непростая и даже небезопасная, но я пошёл на выборы.

– Помните свой первый день работы в качестве депутата Госдумы?

– Первое заседание Госдумы, куда избрались 8 партий, состоялось 11 января 1994 года в здании, где сейчас располагается Правительство Мос­квы. Это было непростое время, в стране была тяжёлая социально-экономическая ситуация. Мы старались активно работать, хотя условия не совсем подходящие: возле нас, на Новом Арбате, бесконечно шатались коробейники, а в здании не было толком нужных помещений – один зал для заседаний и ещё несколько, где могли заседать фракции. Но затем мы переехали в бывшее здание Гос­плана СССР на Охотном Ряду.

– Внутренняя обстановка Госдумы за эти годы сильно изменилась?

– Мне кажется, всё, как и было раньше. Ну, может, где-то полы положили новые, стены освежили, лаком покрыли, но какого-то капитального ремонта не было, практически ничего не менялось. В том зале, где сейчас проходят пленарные заседания, во времена Госплана был концертный зал, устраивали большие всероссийские совещания.

Одно время это здание думали даже продать. Но этого не произошло, а сейчас ведут разговоры о том, что предполагается капитальный ремонт. На это время депутаты могут перейти работать в Колонный зал Дома Союзов, расположенный по соседству.

– Расскажите, какими были кабинеты в Госдуме тогда и сейчас?

– Да почти такие же. Конечно, в последнее время мебель комфортнее и современнее. По­явились и аппаратура, и компьютерная техника. А вот, например, в первый-второй созывы иногда, простите, и туалетной бумаги не было. Сейчас всего достаточно, в том числе и канцелярских товаров.

– А в столовую вы ходите? Среди обывателей живёт стереотип, что в думском буфете всё очень дёшево.

– В начале девяностых с продуктами было туго, и думская столовая разносолами не баловала. Сейчас выбор неплохой, но, конечно, всё зависит от поставщиков, с которыми договаривается Аппарат Госдумы.

По цене – судите сами: простой обед обойдётся в 350–400 рублей. Я обычно беру салат, первое, второе, иногда сок. Да, в первые созывы было дешевле, когда столовую немного дотировали. Но и зарплаты депутатов тогда были ниже.

– Среди депутатов в парламенте всегда были женщины. К ним особое отношение?

– Я не замечал, и вообще считаю, что если женщина пошла в политику, то она должна быть готова держать удар и не искать снисхождения. Мы все много работаем, встречаемся с избирателями в регионах. Если ты этого не делаешь, тебя больше не выберут.

Я хорошо помню, как в первые созывы предлагали, чтобы в Госдуме было не менее 25–35 процентов женщин-парламентариев. Но, думаю, в приказном порядке нельзя заставить людей избираться.

– Что изменилось в работе Госдумы седьмого созыва?

– Сегодня с приходом на пост спикера палаты Вячеслава
Володина появилось много новаторских идей. Так, например, в Госдуму стали приходить граждане для обсуждения резонных для общества вопросов. Мы уже провели парламентские слушания по реновации, реформированию пенсионной системы, росту цен на бензин. Вячеслав Володин делает максимально возможное, чтобы услышать мнения избирателей со всей страны.

– Вы когда-нибудь задумывались о том, что станете «ветераном Госдумы»?

– Я об этом никогда не думал. Я избирался четыре раза подряд как одномандатник по Барабинскому 124-му избирательному округу и всегда старался оправдать доверие избирателей.

– Какой совет вы можете дать будущим парламентариям?

– Ни одно письмо, ни один звонок не должны пройти мимо депутата, и всегда нужно стараться помочь тому, кто к нему обращается. Я всегда руководствовался словами моего земляка Василия Макаровича Шукшина, который говорил, что пропащий тот человек, который не имеет сострадания к ближнему.

25 лет Конституции, Совету Федерации, Государственной Думе
© 2018 «Парламентская газета»