Зоны высоких затрат

Всего четыре экономические зоны из 26, по оценке Счетной палаты РФ, «относительно эффективны». Изменить ситуацию должен правительственный законопроект, второе чтение которого Госдумой намечено на июнь...
Институт ОЭЗ в нашей стране существует с 2005 года, с момента принятия ФЗ-116. Для реализации его создали ОАО «Особые экономические зоны» со 100-процентным государственным капиталом. Механизм простой: особая территория наделяется особым юридическим статусом и экономическими льготами, чтобы привлекать инвестиции в приоритетные отрасли. Запуск стартапа в условиях ОЭЗ, по подсчетам экспертов, обходится на 30–40 процентов дешевле, чем вне ее.

В России возникли четыре типа особых зон: индустриальные парки, технопарки (технико-внедренческие), портовые зоны (транспортно-логистические) и туристические. На их становление государство дало десять с лишним лет. А когда в 2016 году Счетная палата РФ с подачи Общероссийского народного фронта и по поручению Президента РФ оценила эффективность работы ОЭЗ, то впору было прослезиться.

Затраты огромные, а отдача – мизерная. На развитие особых зон федеральный бюджет выделил 121,9 миллиарда рублей, регионы – 64 миллиарда. Итог: за 11 лет создано всего 21,1 тысячи рабочих мест. Одно место обошлось в 9,1 миллиона казенных рублей, а с учетом инвестиций, вложенных резидентами, близко к 21 миллиону! Цифры привел аудитор СП Сергей Агапцов. Резиденты получили налоговых льгот и таможенных преференций на 28 миллиардов рублей, а вернули государству платежами 38,8 миллиарда рублей. Объем выручки особых зон от продажи товаров, работ, услуг в 2015 году едва достиг 0,2 процента от объема ВРП по регионам их дислокации. В АО «ОЭЗ» это в основном выручка от операций, связанных с передачей в аренду имущества. Иногда по стоимости ниже среднерыночной.

Подтвердилась информация активистов ОНФ о том, что некоторые управляющие компании «просто сидят на счетах и в банках крутятся для получения соответствующих прибылей, непонятно куда идущих». Совокупный процентный навар «от прокрутки» составил 29,3 миллиарда рублей. Собственно же доходы акционерного общества даже не покрыли расходы на его содержание. В результате чего его чистая прибыль и размер подлежащих перечислению в федеральный бюджет дивидендов оказались заниженными. Зато на выработку различных «концепций» денег не жалели: затраченные 578,7 миллиона рублей побудили аудиторов обратиться в правоохранительные органы с предложением о проверке.
География 26 федеральных особых экономических зон
Инструментов больше,
чем эффекта
Наличие проблемы особых зон признано. Сегодня по ней есть две противоположные позиции. Первую выражает Счетная палата РФ. Здесь считают, что эксперимент провалился. Уровень управления особыми зонами охарактеризован в резких оценках: «Формализм в подходах к созданию и управлению, безответственность и безнаказанность, отсутствие исполнительной дисциплины и спроса за принятые решения». Они адресованы Минэкономразвития, органам власти субъектов, управляющим компаниям. Трудно думать об «инвестиционной привлекательности» ОЭЗ при низком уровне обоснования выделения бюджетных инвестиций, срыве сроков подготовки документов и строительства объектов инфраструктуры.
Относительно эффективных, полагают в Счетной палате, всего четыре ОЭЗ: в Татарстане («Алабуга»), Липецкой, Самарской областях и Санкт-Петербурге. Здесь объем осуществленных резидентами инвестиций превысил объем вложенных средств федерального бюджета. Вероятно, сыграло роль то, что они изначально привязаны к регионам с благоприятным предпринимательским и инвестиционным климатом.

После аудиторских открытий в СМИ появилось понятие «зоны высоких затрат».
Может, Правительству имеет смысл прислушаться к рекомендации Счетной палаты? Используемый набор инструментов ускоренного развития экономики на ограниченных территориях она считает избыточным. Тут инновационные территориальные кластеры, индустриальные, агропромышленные и туристические парки, технопарки высоких технологий (по линии Минкомсвязи России) и просто технопарки, зоны территориального развития и территории опережающего социально-экономического развития (ТОРы). Причем весь этот арсенал высокой эффективностью не отличается. Не провести ли его инвентаризацию?
Формализм в подходах к созданию и управлению, безответственность и безнаказанность, отсутствие исполнительной дисциплины и спроса за принятые решения
Выходит парадокс. Резидентов особых территорий привлекает как раз избирательность применения данных инструментов, а когда они распространяются повсеместно и на решение любых задач, их экономический смысл теряется. Не лучше ли финансовые ресурсы государства сконцентрировать на действенных инструментах?

Указала Счетная палата и на расплывчатость законодательства. Внятной стратегии развития особых зон так и не выработано, а их наследники – ТОРы – растут как грибы. Более частный момент. Отсутствие законодательно закрепленных понятий порождает риски строительства и приобретения за счет бюджетных средств объектов, не относящихся к инфраструктуре ОЭЗ, или объектов, которые должны финансироваться резидентами. К слову, последнее замечание в поправках уже отражено.
фото с сайта
oeztlt.ru
Справка

ЦЕЛИ СОЗДАНИЯ ОЭЗ:
- развитие обрабатывающих и высокотехнологичных отраслей экономики;
- разработка и производство новых видов продукции, развитие импортозамещающих производств;
- развитие транспортно-логистической системы;
- развитие туризма и санаторно-курортной сферы.

Дело не в механизме,
а в его применении
Другой позиции придерживается Правительство. Оно не намерено отказываться от инструмента ОЭЗ. «Зачистив» девять зон, кабмин в июле прошлого года утвердил новые критерии оценки эффективности их работы. В мае 2017 года премьер подписал еще два свежих документа. Первый вводит новые критерии для создания особых территорий. Второй – о расширении ОЭЗ технико-внедренческого типа на территории Москвы.
Идеология пакета правительственных поправок в ФЗ-116 – активное вовлечение регионов в управление особыми зонами. Как выразился замминистра экономического развития РФ Александр Цыбульский, «мы хотели бы оставить за министерством вопросы выработки государственной политики в сфере функционирования особых экономических зон, а уж непосредственно управление ими, операционную деятельность передать на регионы. И может быть, максимально вовлекать отраслевые ведомства в этот процесс».

Накопленный особыми зонами опыт Минэкономразвития считает полезным. Оно убеждено, что институт ОЭЗ состоялся. Он привлек более 550 резидентов, в том числе 92 компании с участием иностранного капитала из 29 стран мира. Последняя инициатива ведомства – предложение использовать возможности особых экономических зон (ОЭЗ) для развития приграничного сотрудничества. Правительство надеется реабилитировать дискредитированный институт и в ближайшие четыре-пять лет полностью окупить затраты на него государства.
Разумному бизнесу никакие санкции не помеха – слишком велики потенциальный рынок и реальные возможности эффективного сотрудничества, терять которые никто не хочет
Но сомнения остаются. Может, ну их вообще, особые зоны? На этот вопрос отвечает первый зампред Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев.

«Счетная палата справедливо указала на низкую эффективность ОЭЗ в целом, но ее выводы не отрицают возможности использовать их как инструмент поддержки экономики, – отметил депутат. – Есть ведь и положительные примеры. ОЭЗ «Липецк» в прошлом году первой из отечественных вышла на самоокупаемость. Здесь на площадке 1024 гектаров 50 компаний реализуют свои инвестиционные проекты. И не только российские, а и заметные игроки мирового рынка из Японии, Нидерландов, США, Швейцарии, Италии, Германии, Бельгии, Китая, Израиля, Украины, Польши, Республики Корея.

Обратите внимание, я назвал в том числе страны, правительства которых ввели против нашей страны различные ограничения. Как видите, разумному бизнесу никакие санкции не помеха – слишком велики потенциальный рынок и реальные возможности эффективного сотрудничества, терять которые никто не хочет. И как вы думаете, неужели липецкие власти не будут делать ставку на свою особую экономическую зону? Просто нужно уметь работать с инвесторами, что они успешно и делают».
Фото пресс-службы
администрации
липецкой
области
Субъектам РФ
развяжут руки
– Никто не ставит только на ОЭЗ, это лишь один из инструментов, – защищает его депутат. – Есть Фонд развития промышленности, Российская венчурная компания, Российский экспортный центр, Агентство кредитных гарантий, такие механизмы, как специальный инвестиционный контракт и проектное финансирование и другие. Но для создания и эффективного использования территориальных точек роста предназначены именно особые зоны. В этом направлении и призваны работать предложенные поправки.
Так, ОЭЗ должны быть разделены на федеральные и региональные. Для каждого уровня – различный порядок создания и функционирования, разные виды и объемы преференций. Субъекты РФ смогут организовывать собственные региональные зоны – как новые, так и на основе уже действующих технопарков. У региональных и муниципальных властей будут развязаны руки при строительстве инфраструктурных объектов, в том числе социальных, с привлечением частных инвесторов.

Территориальная интеграция объектов – еще одна новация. Зачем объединять промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные зоны в один тип федеральной ОЭЗ? Предполагается с помощью такого подхода достичь высокой степени комплексности хозяйства – различных технологически связанных производств с общими объектами производственной и социальной инфраструктуры.

Наконец, субъекты РФ получат право самим принимать решение о создании региональной особой экономической зоны (если есть реальная перспектива пополнения доходов бюджета за счет налогов ее резидентов) и самим устанавливать ее правовой режим. Форм несколько: «региональная особая экономическая зона», «промышленный (индустриальный) парк», «агропромышленный парк», «туристический парк».
Справка

Из имевшихся в 2016 году 32 особых экономических зон к сегодняшнему дню в России осталось 26, девять были закрыты из-за неоправданных ожиданий. Инструмент господдержки бизнеса, в котором видели чуть ли не драйвер экономического развития, применялся крайне неудовлетворительно. А потому в ближайшее время депутаты предполагают рассмотреть во втором чтении законопроект о внесении изменений в ФЗ-116 об особых экономических зонах с целью совершенствования механизма функционирования и управления ими.
До сих пор такие понятия не были законодательно закреплены, откуда и вытекали риски нецелевого расходования бюджетных средств на строительство объектов, не входящих в инфраструктуру особых зон.
Расширение возможностей регионов и их большей самостоятельности в принятии решений с помощью передачи им полномочий по управлению особыми зонами – тренд сегодняшней политики и разработанных дорожных карт развития ОЭЗ.

В качестве мер господдержки региональных ОЭЗ Правительство предлагает инвесторам строить и реконструировать инфраструктуру на основе механизма отложенных платежей (TIF). Их затраты будут включены в счет будущих дополнительных налоговых поступлений в федеральный бюджет.
Такой механизм широко используется в других странах, но у нас пока практического распространения не получил, признает Владимир Гутенев, поэтому еще не ясно, как он будет работать. Идея ясна: увязать инициативу промышленников по строительству предприятий с инфраструктурными обязательствами государства, регионов и муниципалитетов в рамках инвестиционного соглашения о проекте комплексного развития территорий.
«Конечно, риски есть, и весьма ощутимые, – считает депутат. – Их минимизация потребует тщательных расчетов и компетенций в территориальном планировании. Сюда нужно закладывать не просто некие количественные параметры строительства, но и увеличение экономической активности, эффективный менеджмент и постоянный мониторинг работы. Средства же, направленные на развитие инфраструктурных проектов, финансируемых с помощью TIF через Инвестфонд РФ, нужно обозначать в расходах федерального бюджета, а в случае его дефицита восполнять в законном порядке, в том числе и через Резервный фонд».

В Общероссийском народном фронте, активисты которого привлекли внимание руководства страны к положению дел в особых зонах, не собираются закрывать тему. Эксперт проекта ОНФ «За честные закупки» Иван Ястреб подчеркнул: «Для нас самым важным в деятельности особых экономических зон остается их эффективность. Если все, что предусматривается законопроектом, действительно будет способствовать повышению эффективности функционирования ОЭЗ, – то мы его поддерживаем. При этом необходимо проследить, чтобы нововведения действительно работали.
ОЭЗ – это хороший проект для развития регионов, но, к сожалению, на практике, по целому комплексу причин, он так и не стал действенным инструментом поддержки экономики. Практика покажет, поможет ли объединение разных типов ОЭЗ в один привлечь инвесторов. Мы не снимаем с контроля деятельность особых экономических зон, потому что для активистов ОНФ из разных регионов России важны не слова, а развитие страны».
Депутатов очень часто упрекают за поспешность в принятии законов. С поправками в ФЗ-116 противоположная история. Кто знает, если бы их рассмотрение не затягивалось, может быть, механизм ОЭЗ уже давно бы вышел из ремонта.

Второе «если» касается другого момента. Конечно, «кошмарить бизнес проверками» – нехорошо. Но и доводить применение этого постулата до абсурда – не лучше. Бесплодно расходуются деньги налогоплательщиков, компрометируются институты развития, тратится время. Не простое, а историческое. Такие эксперименты – слишком дорогое удовольствие для государства.
Отечественные бренды
завоёвывают мир

© 2017 «Парламентская газета»
Текст: Людмила Глазкова
Web-редактор: Евгений Левищенко